Бог дождя Майи Кучерской

Закончил читать «Бог дождя» Майи Кучерской. Настроение испортилось. После книги остался тяжёлый остаток. Вязкий. Что-то непроглядное заполнило меня. Не вознесла меня книга, а лишь больнее расковыряла раны в моей душе. Понимаю, что это совпадение. Книга не виновата.

Книга хорошая. Глубокая. Широкая. Такие книги сейчас редко встречаются. Много в ней вопросов и сомнений. Это хорошо, когда книга наполнена вопросами и когда автор пытается найти на них ответы. И хорошо, когда много сомнений, потому что если автор не сомневается, то он становится навязчив и всегда однобок в своей навязчивости. 

«Бог Дождя» рассказывает о поисках Богао поисках Бога внутри себя и вокруг. Обычно в произведениях, посвящённых такому поиску, ответ очевиден: Бог естьиначе зачем нагромождать страницу за страницей, наслаивать событие на событие. И в конце непременно будет свет…  

Но свет не появился для меня в «Боге дождя», книга окружила меня мглой. Каждая страница книги пронизана болью сердца, болезнью души, метаниями. Мгла от начала до конца. Без света…

Нашла ли Майя Кучерская для себя ответ на поднятые в книге вопросы, этого я не знаю.

Найдёт ли читатель ответы на свои вопросы? Тоже не знаю.

Ко мне книга попала в «неправильное» время. Мы ведь видим в окружающем мире то, что в нас болит, или то, что нам нужнее всего сейчас. А книгиэто окружающий мир. Сконцентрированный в чувствах. Заострённый в вопросах. 

Мы редко видим в книгах счастье, даже если его там много. Вы помните счастье, которое подхватывало бы вас, когда вы читаете? Янет. Глубину помню, силу помню, много всякого помню, что помогало жить и подниматься с колен. А вот счастьятого лёгкого состояние, когда сердце растворяется в небе, солнце, дождево всём, когда счастье подобно вселеннойтакого счастья не помню от книг. 

Сейчас я падаю. И никто, ничто... не может... и никто не будет помогать, подхватывать...

И не надо. 

Я буду падать. Это привычно. И когда-нибудь опять поднимусь и пойду, сначала хромая, а потом ровнее. Это привычно. И усталость будет тем цементом, который схватит воедино всё мучительноехорошее и плохое. И родится ещё какая-нибудь моя книга. Или не родится. Это уже не имеет значения: книгой больше, книгой меньше. 
Важнодолететь до конца при падении. Расшибиться так, чтобы ничего прежнего не осталось. Потому что прежнееложь. Будущеетоже ложь, но это ещё надо познать, вкусить, пропитаться этой ложью любви, ложью уверенности, ложью служения, ложью творчества.

Я всегда ищу в чужих книгах подсказку. Мы все идём разными путями. Мы одинаково оступаемся, но по разным причинам и в разных местах. И мы все по-разному осмысливаем пройденный путь…

Когда пишутся книги, они становятся исповедью. Кто исповедуетсяне имеет значения. Как нищий духом может случайно изречь истину, так и глубокий человек может не сказать ничего. А я всё равно жду, потому что книга может поддержать меня. Человек не поможет, а книга поможет. И я жду очередной книги.

Майя Кучеркская написала хорошую книгу. Но мне почему-то кажется, что в этой книге отсутствует душа. Я чувствую огромное желание автора вложить душу в свою книгу, огромные усилия, много стараний, усердия… Но души не чувствую. Текст идеально выстроен, но он профессионально холоден — как врач, который не может себе позволить принять боль пациента. Врач не хочет заболеть, не может себе позволить этого. Так и «Бог дождя» не пронизан болезнью, о которой повествует.

Хорошо ли это? Плохо ли? Тут у каждого писателя своё решение, свои принципы. Никому нельзя ничего навязывать. Искусство тем и прекрасно, что позволяет всем нам —сочинителям и читателям — быть свободными в восприятии и отражении жизни…

 

 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0